https://sciencetrends.com/effects-of-acute-suppression-of-slow-wave-sleep-on-young-mens-androgen-levels/


Нарушения и дефицит сна весьма распространены в современном обществе. Последствия недостаточного или некачественного сна сказываются на здоровье и настроении человека. Было отмечено, что расстройства сна ассоциированы с эректильной дисфункцией и дефицитом андрогенов. Секреция половых стероидов подчиняется суточному ритму, однако взаимосвязи между качеством сна и уровнем этих гормонов до сих пор мало изучены. Остается также открытым вопрос о роли отдельных фаз и стадий сна в регуляции их секреции.

Наиболее глубокая стадия сна, или медленноволновой сон, считается самой важной для регуляции обмена веществ, иммунитета и восстановления функций организма. И именно эта стадия сна сильнее всего сокращается при старении, а также у пациентов, страдающих расстройствами сна. Поэтому основной вопрос, на который мы хотели найти ответ, был следующий: может ли подавление глубокого сна вызывать снижение уровня андрогенов у здоровых молодых людей?

Мы  проводили эксперименты с регистрацией полисомнограммы ночного сна, в которых в течение одной ночи подавляли медленноволновую стадию, после чего брали утренние пробы слюны и сопоставляли их с пробами, взятыми в контрольных экспериментах после нормального ночного сна, без каких-либо вмешательств. Для подавления глубокого сна включали звуки, громкость которых возрастала до тех пор, пока в полисомнограмме не появлялись признаки перехода в более поверхностные стадии сна. Таким образом, медленноволновой сон заменялся неглубокими стадиями (второй или первой) без пробуждения субъекта.

Подавление медленноволнового сна привело  к  снижению  длительности этой стадии на 54,2 % (на 56,05 минут), не оказав при этом значимого влияния на  общее  время  ночного сна.  Как и ожидалось, такое нарушение сна привело к снижению концентрации тестостерона и его предшественника 17α-гидроксипрогестерона в слюне. Это позволяет заключить, что секреция андрогенов зависит не столько от общей продолжительности сна, сколько от количества его самой глубокой, медленноволновой, стадии.

Учитывая тот факт, что такие нарушения глубины сна могут быть связаны с возрастом и начинаться уже в середине жизни, они могут увеличивать риск развития дефицита андрогенов. Помимо развития и поддержания половых признаков, андрогены имеют множество физиологических функций, среди которых – регуляция углеводного и липидного обмена. Тестостерон, 17α-гидроксипрогестерон, их предшественники и метаболиты оказывают также модулирующее влияние на центральную нервную систему, участвуя в контроле поведения, реакций на стресс и когнитивных функций. Поэтому недостаток и плохое качество сна, вызванные преклонным возрастом, соматическими заболеваниями, либо неправильным режимом сна и бодрствования, могут способствовать развитию метаболических и психических нарушений.
Slow-wave sleep and androgens: selective slow-wave sleep
suppression affects testosterone and 17a-hydroxyprogesterone
secretion

Yu.V. Ukraintseva a, *, K.M. Liaukovich a, e, А.A. Polishchuk a, b, О.V. Martynova a, e,
D.A. Belov d, E.S. Simenel d, М. Meira e Cruz c, А.N. Nizhnik d

a Institute of Higher Nervous Activity and Neurophysiology, Russian Academy of Sciences, Butlerova St. 5A, 117485, Moscow, Russia
b Department of Biology, Lomonosov Moscow State University, Leninskiye Gory, 1-12, 119234, Moscow, Russia
c Sleep Unit of Cardiovascular Center of University of Lisbon, Faculty of Medicine, Alameda da Universidade 1649-004 Lisbon, Portugal
d ArhiMed Clinique for New Medical Technologies, Vavilova St. 68/2, 119261, Moscow, Russia
e Centre for Cognition and Decision Making, National Research University Higher School of Economics, Myasnickaya St. 20, 101000, Moscow, Russia

Objectives: Levels of steroid hormones such as androgens and cortisol exhibit circadian variation, and
their fluctuations are related to the sleep-wake cycle. Currently, the functional role of different stages of
sleep in steroid hormone secretion remains unclear. The present study aims to explore the effect of slowwave
sleep (SWS) suppression on morning levels of cortisol and androgens.
Methods: Twelve healthy male volunteers participated in two experimental sessions: a session with
selective SWS suppression during night sleep and a session with regular night sleep (control). SWS
suppression was achieved by stimulation using an acoustic tone. Salivary samples were collected in the
morning immediately after awakening and again 40 min later. The samples were analysed by liquid
chromatography-tandem mass spectrometry for testosterone, androstenedione (Ad), dehydroepiandrosterone
(DHEA), 17a-hydroxyprogesterone (17-OHP), and cortisol.
Results: SWS suppression reduced overall SWS duration by 54.2% without significant changes in total
sleep time and sleep efficiency. In the session with selective SWS suppression, the average level of
morning testosterone was lower than in the control session (p ¼ 0.017). Likewise, 17-OHP was lower in
the SWS suppression condition (p ¼ 0.011) whereas the ratio of DHEA/Ad was higher (p ¼ 0.025). There
were no significant differences between sessions in cortisol, Ad, or DHEA concentrations.
Conclusions: The effect of selective SWS suppression on morning levels of testosterone and 17-OHP
points to the importance of SWS for the synthesis and secretion of androgens. These results suggest
that chronic sleep problems, which lead to reduced SWS, increase the risk for the development of
androgen deficiency in the long term.

Sleep Medicine 48 (2018) 117-126

https://authors.elsevier.com/a/1XDc~4y2Nqo~HB