Хроническая бессонница является наиболее распространённым расстройством сна и ухудшает качество жизни миллионов людей по всему миру. Снижение дневной эффективности является важным аспектом при постановке диагноза хроническая бессонница, поскольку эта форма нарушения сна влияет на фон настроения, социальное функционирование, работоспособность, когнитивное функционирование (память, концентрация внимания) и увеличивает уязвимость к тем или иным заболеваниям. Кроме того, такие психические заболевания как расстройства настроения и тревожный спектр расстройств обычно сопровождаются хронической бессонницей.

Традиционно хроническая бессонница рассматривалась как симптом ряда психических расстройств, но появляется растущее число публикаций (по данным PubMed) указывающих на то, что это расстройство может представлять собой независимое состояние, которое может ухудшить и вызвать психические проблемы.
Дефицит когнитивно-поведенческих навыков снижения психологического возбуждения у человека способствуют поддержанию и хронизации бессонницы. В связи с этим на данный момент когнитивно-поведенческая психотерапия (КПП) рекомендуется в качестве первой линии выбора среди немедикаментозных подходов при лечении хронической бессонницы. КПП может быть полезна при ряде расстройств сна, таких как нарколепсия, синдроме беспокойных ног и синдромночной еды. Однако, только 30-40% пациентов достигают полной положительной ремиссии после применения стандартных протоколов КПП. В статье представлены недостатки «первой» и «второй» волны КПП. Показано, что «третья» волна КПП может быть эффективным подходом для минимизации хронической бессонницы, и, следовательно, может быть использован в качестве альтернативного и/или дополнительного лечения если пациент не реагируют на стандартные протоколы психотерапии. На конкретных клинических примерах детализирована специфика применения «третьей» волны КПП: терапия принятия и ответственности, метакогнитивная психотерапия, терапия усиления осознанности.Описана двух уровневая модель возбуждения Дж. Онга и С. Алмера и модель А. Шаллскросс и П. Висванатана применения терапии усиления осознанности для минимизации когнитивных и метакогнитивных рисков развития бессонницы.
Статья посвящена когнитивно-поведенческой психотерапии (КПП), которая является рекомендуемым стандартом нефармакологического лечения расстройства сна не только в молодом, но и в пожилом и старческом возрасте. Описан вклад фармакологической и нефармакологической терапии прилечении расстройств сна в поздних возрастах. На основе обзора зарубежных
исследований за последние несколько лет показана эффективность когнитивно-поведенческой терапии в лечении расстройств сна в поздних возрастах. Представлены основные когнитивные модели расстройства сна. Конкретизированы когнитивные и поведенческие техники, применяющиеся при лечении расстройств сна. Выделены основные дисфункциональные убеждения о сне у пациентов поздних возрастов. Описана структура сессий когнитивно#поведенческой терапии расстройства сна в пожилом и старческом возрасте.
В статье показано, что при лечении хронической бессонницы у гериатрических пациентов рекомендовано использовать поэтапное лечение и начинать с шагов, направленных на устранение соматических, средовых и психологических барьеров, влияющих на качество сна. Впервые описан алгоритм оценки расстройств сна в пожилом возрасте. Представлена специфика клинико-психологической оценки качества сна у гериатрического пациента. На основе ряда зарубежных исследований представлены доказательные по эффективности немедикаментозные подходы для лечения хронической бессонницы в позднем возрасте. В качестве первой линии терапии хронической бессонницы в пожилом возрасте рекомендовано использоватьмультикомпонентную когнитивно-поведенческую психотерапию. Детализированы виды, формы и структурные компоненты когнитивно-поведенческой психотерапии хронической бессонницы в пожилом возрасте. Представлены практические трудности и рекомендации по назначению фармакотерапии для лечения хронической бессонницы в гериатрической практике.

Аннотация. Изучена возможность использования  бесконтактной регистрации физиологических сигналов на основе баллистокардиографии (прибор «Кардиосон-3») с целью получения данных о качестве сна. Обследовано 24 пациента с инсомнией; использовались методы полисомнографии, баллистокардиографии. Было обнаружено, что эффективность сна определяется значениями активности парасимпатического звена за первый час, активности парасимпатического звена за последний час, процентом двигательной активности; процент бодрствования – значениями динамики двигательной активности, длительностью двигательной активности, активностью  вазомоторного центра за первый час, за последний час; индексом  напряжения регуляторных систем; длительность дельта сна – показателем степени преобладания активности парасимпатического звена  регуляции над  симпатическим за последний час, динамикой частоты сердечных сокращений за последний час.

Annotation.  The possibility of using contactless registration of physiological signals during sleep (Kardioson-3 device) for the purpose of sleep quality data acquisition has been studied. We examined 24 patients with insomnia . Methods of polysomnography and ballistocardiography were used . The use of a regression model can reliably determine sleep quality, percentage of wakefulness, delta sleep duration by a contactless method (Kardioson-3) without using polysomnography for this category of patients.

Аннотация. Целью данной работы было выявление связи поведенческих реакций у больных инсомнией и полисомнографической структуры сна. Предполагалось, что нарушения гигиены сна и нарастание пассивности (самоограничительное поведение) связаны с ухудшением объективного сна при хронической инсомнии. 62 больным с хронической инсомией было проведено психологическое обследование с полисомнографической регистрацией ночного сна. Нарушения гигиены сна были выявлены в 61,3% случаев, самоограничительное поведение - 43,5%. Лишь в двух случаях у больных отмечались активные стратегии совладания с бессонницей в течение дня, что свидетельствует о нарастании пассивности в течением заболевания. Нарушения гигиены сна ассоциированы с  трудностями поддержания сна (большим количеством ночных пробуждений). Самоограничительное поведение связано с большей длительностью заболевания и уменьшением доли дельта-сна. Наличие у пациентов ритуала сна позитивно связано с глубиной сна (увеличение дельта-сна). Предполагается, что поведение больных инсомнией может характеризовать объективную картину их сна.

Ключевые слова. Инсомния, поведенческие модели инсомнии, нарушения гигиены сна, самоограничительное поведение

 

Приоритетным в лечении инсомнии следует считать использование безлекарственных методов. Среди них, безусловно, лидируют различные методы психотерапии. Восстановление эмоционального благополучия само по себе часто приводит к нормализации сна. Вместе с тем, восстановление сна оказывает благоприятное влияние на основное заболевание, вызывающее инсомнию, способствует его успешному лечению. Важно учитывать и следующее обстоятельство: нередко расстройства сна настолько доминируют среди других проявлений болезни и настолько мучительно переживается больным, что требует срочного и прицельного вмешательства. В данном случае длительно существующие расстройства сна сами по себе становится добавочной и самостоятельной психогенией. Все это и определяет значимость не только базового психотерапевтического воздействия, ориентированного на выявление и разрешение психологического конфликта, но и лечебных мероприятий, направленных на улучшение самого сна как ведущей проблемы.