Бочкарев М.В., Коростовцева Л.С., Фильченко И.А., Ротарь О.П., Свиряев Ю.В., Жернакова Ю.В., Шальнова С.А., Конради А.О., Бойцов С.А., Чазова И.Е., Шляхто Е.В. Социально-демографические аспекты инсомнии в российской популяции по данным исследования ЭССЕ-РФ. Журнал неврологии и психиатрии им. С.С. Корсакова. Спецвыпуски. 2018;118(4):26-34.https://doi.org/10.17116/jnevro20181184226 

В статье представлены данные о распространенности жалоб на нарушения сна (трудности засыпания и поддержания сна, сонливость, прием снотворных) и их ассоциации с социально-демографическими показателями (возраст, пол, семейное положение, образование, занятость и тип жилища) в рамках проведенного исследования по эпидемиологии сердечно-сосудистых заболеваний в различных регионах России (ЭССЕ-РФ).
Цель исследования. Оценка распространенности симптомов инсомнии и их взаимосвязи с социально-демографическими показателями в регионах России.
Материал и методы. Объектом многоцентрового исследования ЭССЕ-РФ были выборки из неорганизованного населения в возрасте от 25 до 64 лет из 13 регионов страны. Из модуля, посвященного оценке сна, были взяты вопросы, оценивающие трудности засыпания, поддержания сна, сонливость и прием снотворных. Оценивали следующие социально-демографические показатели: возраст, пол, семейное положение, образование, занятость и тип жилища. В окончательный анализ включили данные 20 359 респондентов.
Результаты и заключение. Клинически значимые трудности засыпания отметили 17,2% участников, трудности поддержания сна — 13,6%, сонливость — 6,3%, прием снотворных — 2,9%. Нарушения сна лица женского пола отмечали почти в 2 раза чаще, чем мужчины. Встречаемость трудностей засыпания и ночных пробуждений увеличивалась с возрастом (от 11,4 и 5,9% у молодых до 24,2 и 20,7% у пожилых). Симптомы инсомнии чаще наблюдались у разведенных или живущих раздельно, у лиц с начальным образованием, неработающих пенсионеров или инвалидов, респондентов, проживающих в коммунальной квартире.
Был сделан вывод, что симптомы инсомнии довольно широко распространены среди населения и ассоциированы с социально-демографическими показателями.

Оригинал статьи: https://www.mediasphera.ru/issues/zhurnal-nevrologii-i-psikhiatrii-im-s-s-korsakova-2/2018/4/downloads/ru/1199772982018042026
Бочкарев М.В., Коростовцева Л.С., Фильченко И.А., Ротарь О.П., Свиряев Ю.В., Жернакова Ю.В., Шальнова С.А., Конради А.О., Чазова И.Е., Бойцов С.А., Шляхто Е.В. ЖАЛОБЫ НА НАРУШЕНИЯ ДЫХАНИЯ ВО СНЕ И ФАКТОРЫ РИСКА СЕРДЕЧНО-СОСУДИСТЫХ ЗАБОЛЕВАНИЙ В РЕГИОНАХ РОССИИ: ДАННЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ ЭССЕ-РФ. Российский кардиологический журнал. 2018;(6):152-158. https://doi.org/10.15829/1560-4071-2018-6-152-158 
В статье представлены данные о распространенности жалоб на нарушения дыхания во сне (храп, апноэ) и их ассоциацию с факторами риска сердечно-сосудистых заболеваний в рамках проведенного исследования по эпидемиологии сердечно-сосудистых заболеваний в различных регионах России (ЭССЕ-РФ). В анализ были взяты данные о наличии жалоб на храп и апноэ во сне среди участников многоцентрового исследования ЭССЕ-РФ 25 - 64 лет из 13 регионов РФ. Оценивались ассоциации жалоб со следующимим показателями: пол, возраст, систолическое и диастолическое артериальное давление, ожирение, уровень физической активности, курение, употребление алкоголя и жалобы на сонливость, лабораторные показатели: липидный спектр, глюкоза натощак, креатинин, скорость клубочковой фильтрации и мочевая кислота. Результаты покзали, что жалобы на храп широко распространены в общей популяции с превалированием среди мужчин. С возрастом увеличивается встречаемость, как храпа, так и апноэ. Общими факторами риска сердечно-сосудистых заболеваний для жалоб на храп и апноэ являются мужской пол, ожирение, возраст и злоупотребление алкоголем.
Полная версия статьи доступна на сайте журнала: https://russjcardiol.elpub.ru/jour/article/view/2776/2342 

Ковров Г.В., Меркулова Т.Б., Посохов С.И., Гарах Ж.В. 
Динамика частоты пика альфа-ритма при засыпании. 

Полная версия статьи доступна на английском языке: https://rdcu.be/0wbG
Русскоязычная версия: https://elibrary.ru/item.asp?id=34989519 

Исследовали изменения частотных характеристик альфа-ритма ЭЭГ в процессе засыпания трех здоровых человек, находящихся в условиях длительной изоляции (проект "Марс-500"). Показано, что у испытуемых наблюдалось увеличение частоты альфа-ритма перед засыпанием. Установлена обратная корреляция между длительностью засыпания и доминирующей частотой альфа-ритма в состоянии активного и расслабленного бодрствования в левом полушарии. Полученные данные показали принципиальную возможность прогнозирования длительности засыпания по спектральному анализу альфа-ритма. Предполагается, что частота спектрального пика альфа-диапазона может быть маркером сонливости и отражать текущую потребность человека во сне.


Wang Z. et al. Quantitative phosphoproteomic analysis of the molecular substrates of sleep need // Nature, 2018
https://doi.org/10.1038/s41586-018-0218-8

Funato H. et al. Forward-genetics analysis of sleep in randomly mutagenized mice // Nature, 2016
http://doi.org/10.1038/nature20142
Slow-wave sleep and androgens: selective slow-wave sleep
suppression affects testosterone and 17a-hydroxyprogesterone
secretion

Yu.V. Ukraintseva a, *, K.M. Liaukovich a, e, А.A. Polishchuk a, b, О.V. Martynova a, e,
D.A. Belov d, E.S. Simenel d, М. Meira e Cruz c, А.N. Nizhnik d

a Institute of Higher Nervous Activity and Neurophysiology, Russian Academy of Sciences, Butlerova St. 5A, 117485, Moscow, Russia
b Department of Biology, Lomonosov Moscow State University, Leninskiye Gory, 1-12, 119234, Moscow, Russia
c Sleep Unit of Cardiovascular Center of University of Lisbon, Faculty of Medicine, Alameda da Universidade 1649-004 Lisbon, Portugal
d ArhiMed Clinique for New Medical Technologies, Vavilova St. 68/2, 119261, Moscow, Russia
e Centre for Cognition and Decision Making, National Research University Higher School of Economics, Myasnickaya St. 20, 101000, Moscow, Russia

Objectives: Levels of steroid hormones such as androgens and cortisol exhibit circadian variation, and
their fluctuations are related to the sleep-wake cycle. Currently, the functional role of different stages of
sleep in steroid hormone secretion remains unclear. The present study aims to explore the effect of slowwave
sleep (SWS) suppression on morning levels of cortisol and androgens.
Methods: Twelve healthy male volunteers participated in two experimental sessions: a session with
selective SWS suppression during night sleep and a session with regular night sleep (control). SWS
suppression was achieved by stimulation using an acoustic tone. Salivary samples were collected in the
morning immediately after awakening and again 40 min later. The samples were analysed by liquid
chromatography-tandem mass spectrometry for testosterone, androstenedione (Ad), dehydroepiandrosterone
(DHEA), 17a-hydroxyprogesterone (17-OHP), and cortisol.
Results: SWS suppression reduced overall SWS duration by 54.2% without significant changes in total
sleep time and sleep efficiency. In the session with selective SWS suppression, the average level of
morning testosterone was lower than in the control session (p ¼ 0.017). Likewise, 17-OHP was lower in
the SWS suppression condition (p ¼ 0.011) whereas the ratio of DHEA/Ad was higher (p ¼ 0.025). There
were no significant differences between sessions in cortisol, Ad, or DHEA concentrations.
Conclusions: The effect of selective SWS suppression on morning levels of testosterone and 17-OHP
points to the importance of SWS for the synthesis and secretion of androgens. These results suggest
that chronic sleep problems, which lead to reduced SWS, increase the risk for the development of
androgen deficiency in the long term.

Sleep Medicine 48 (2018) 117-126

https://authors.elsevier.com/a/1XDc~4y2Nqo~HB
Горцева А.А., Бочкарёв М.В., Коростовцева Л.С., Свиряев Ю.В. Определение роли субъективных методов обследования в диагностике нарушений дыхания во сне. Артериальная гипертензия. 2016. Т. 22. № 6. С. 629-637

Резюме
Актуальность. Нарушения дыхания во время сна (НДС) встречаются у 9–24 % взрослого населения, достигая существенно более высоких показателей при ряде соматических заболеваний и усугубляя их течение. Раннее выявление НДС может способствовать улучшению прогноза и контроля соматической патологии.
Цель исследования — оценить прогностическое значение скрининговых тестов, используемых в медицинской практике для оценки НДС в общей популяции. Материалы и методы. За целевую популяцию взята выборка жителей Санкт-Петербурга, участвовавших в исследовании ЭССЕ-РФ в количестве 1417 человек, из них на углубленное исследование с оценкой показателей сна согласилось 136 человек.
В ходе исследования была проведена объективная и субъективная оценка наличия НДС с использованием опросника качества сна; шкалы сонливости Эпворта; Питтсбургского опросника для определения индекса качества сна; 49 пациентам выполнено полное полисомнографическое исследование (Embla N7000, Natus, США).
Результаты. НДС выявлены у 18 из 49 обследованных. При сравнении с объективными данными предсказательная ценность для выявления НДС составила 1,28 (χ 2 = 1,67; р = 0,19) для вопроса о наличии храпа; 3,9 (χ 2 = 6,4; р = 0,011) для вопроса о наличии апноэ во сне; 3,9 (χ 2 = 9,3; р = 0,002) для высокого риска апноэ по Берлинскому опроснику; 2,9 (χ 2 = 3,3; р = 0,07) для жалоб на храп по Питтсбургскому опроснику; 1,2 (χ 2 = 0,05; р = 0,8) для вопроса о наличии дневного сна; 1,2 (χ 2 = 1,4; р = 0,2) для повышенной сонливости и 7 (χ 2 = 4,93; р = 0,026) для умеренной и тяжелой дневной сонливости по шкале сонливости
Эпворта. Выводы. Наличие синдрома обструктивного апноэ во время сна с достаточно высокой долей вероятности можно установить по данным субъективных опросников по жалобам на остановки дыхания во сне и по высокой сонливости, но не по жалобам на храп. Субъективные опросники, направленные на оценку НДС, могут быть использованы лишь для определения стратегии дальнейшего диагностического поиска, однако на них нельзя опираться при дифференциальной диагностике.
А.С. Томских, М.В. Бочкарев, Е.С. Якушенко, В.Г. Гуменный, Л.С. Коростовцева, Ю.В. Свиряев. Актиграфия при холтеровском мониторировании для оценки параметров и периодов сна. Медицинская Техника. 2017. 2. C. 38-41 / A. S. Tomskikh, M. V. Bochkarev, E. S. Yakushenko, V. G. Gumennyi, L. S. Korostovtseva, Yu. V. Sviryaev. Actigraphy in Holter Monitoring for Assessment of Sleep Parameters and Periods. Biomedical Engineering. 2017. Vol.51, N2. P.128-132.

Аннотация:

Предложен автоматизированный алгоритм определения периодов сна и бодрствования по данным двигательной активности грудной клетки обследуемого. Алгоритм основан на методе акселерометрии и предназначен для систем длительного мониторирования функций сердечно-сосудистой системы. Использование данного алгоритма позволяет классифицировать периоды записи как «сон» и «бодрствование» с точностью до 77,6 % в общей выборке, 83,7 % при отсутствии нарушений сна и 70,5 % у пациентов с нарушениями дыхания во сне. Применение алгоритма в системах холтеровского мониторирования в рутинной практике будет способствовать повышению точности результатов диагностики сердечно-сосудистых заболеваний, а также выявлению нарушений сна
ЗАВИСИМОСТЬ ТОЧНОСТИ АВТОМАТИЧЕСКОГО ВЫДЕЛЕНИЯ СОСТОЯНИЙ СНА И БОДРСТВОВАНИЯ У МЫШЕЙ ОТ СПЕКТРАЛЬНЫХ
ХАРАКТЕРИСТИК ЭЛЕКТРОЭНЦЕФАЛОГРАММЫ
© 2015 г. А. И. Манолов1, В. М. Ковальзон2, Ю. В. Украинцева1,
Л. С. Моисеенко2, В. Б. Дорохов1

1 ФГБУН Институт высшей нервной деятельности и нейрофизиологии
2 ФГБУН Институт проблем экологии и эволюции им. А.Н. Северцова РАН, Москва e>mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
Поступила в редакцию 26.11.2014 г.
Принята в печать 04.03.2015 г.

Компьютерные программы автоматического анализа электроэнцефалограммы (ЭЭГ) человека и животных получили широкое распространение и успешно применяются во многих областях физиологических исследований. Особое значение они имеют для исследования сна, так как традиционный экспертный анализ полисомнограммы (ПСГ) представляет собой весьма трудо' емкий процесс. Целью настоящей работы являлось исследование зависимости точности авто' матического стадирования от спектральных параметров ЭЭГ, характеризующих активность, специфичную для состояний бодрствования и сна. Подобная зависимость может быть исполь' зована в качестве объективного показателя качества записи ПСГ, т.е. выраженности в ней при' знаков, позволяющих идентифицировать и дифференцировать бодрствование и отдельные фа' зы сна. Мы наблюдали статистически значимую зависимость (в том числе, линейную) точно' сти автоматического стадирования от ряда спектральных характеристик ЭЭГ мышей. Разработанный подход к автоматическому анализу ПСГ вводит объективный критерий каче' ства записи и позволяет оценить a priori точность автоматического стадирования.

Ключевые слова: ЭЭГ, автоматический анализ, полисомнография, мыши.
ЦИРКАДИАННАЯ РЕГУЛЯЦИЯ И ЕЕ РАССТРОЙСТВА У ПАЦИЕНТОВ С БОЛЕЗНЬЮ ПАРКИНСОНА Часть 2. ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНЫЕ МОДЕЛИ,
АЛЬФА-СИНУКЛЕИН И МЕЛАТОНИН © 2016 г. Ю. В. Украинцева1, *, В. М. Ковальзон2, **

1Институт высшей нервной деятельности и нейрофизиологии РАН, Москва
2Институт проблем экологии и эволюции им. А.Н. Северцова РАН, Москва
*E-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
** E-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
Поступила в редакцию 13.11.2015 г.
Обобщены данные ряда исследований, посвященных циркадианным нарушениям, сопровождаю-
щим болезнь Паркинсона (БП), обсуждаются возможные патогенетические механизмы этих нару-шений. Основное внимание уделено роли дегенерации дофаминергической системы в развитии циркадианной дисфункции. В качестве возможного патогенетического механизма, не связанного с дефицитом дофамина, обсуждается накопление α-синуклеина в супрахиазматическом ядре. Анали-зируются данные о дисбалансе в уровне дофамина и мелатонина при болезни Паркинсона и его ро-ли в нарушении циркадианных ритмов физиологических процессов.

Ключевые слова: болезнь Паркинсона, экспериментальные модели, циркадианная регуляция, бодр-ствование–сон, дофаминергическая система, мелатонин, α-синуклеин.
DOI: 10.7868/S0131164616050179