Yu.V. Ukraintseva a, K.M. Liaukovich, K.A. Saltykov, D.A. Belov, А.N. Nizhnik
Sleep Medicine 67 (2020) 171-183
Selective slow-wave sleep suppression affects glucose tolerance and melatonin secretion. The role of sleep architecture.
Yu.V. Ukraintseva a, K.M. Liaukovich, K.A. Saltykov, D.A. Belov, А.N. Nizhnik

Objectives: Our study aimed to assess the impact of one night of slow-wave sleep (SWS) suppression on
glucose tolerance, and explore whether melatonin plays a role in glucose tolerance impairment after SWS
suppression.
Methods: In sum, 20 volunteers participated in two experimental sessions: a session with SWS sup-
pression during one night's sleep and a session with a regular night's sleep (control). Each session
included collecting seven salivary samples. The following morning, an oral glucose tolerance test (OGTT)
was performed.
Results: SWS suppression effects depended on the individual blood glucose response to the OGTT. During
the control session, ‘responders’ (N ј 11), already presented with low glucose tolerance, which further
declined after SWS suppression. ‘Non-responders’ (N ј 9) experienced high glucose tolerance in both
conditions. Among the responders, SWS suppression led to an increase in melatonin at the moment of
awakening, while in non-responders melatonin increased during the first half of the night. In both
conditions, responders were characterized by a shorter total sleep time (TST) and less rapid eye move-
ment (REM) sleep. During SWS suppression, they had more non-rapid eye movement (NREM) stage 1
and longer nocturnal wakefulness. Responders and non-responders showed a comparable amount of
SWS.
Conclusions: This study highlights three key findings: first, SWS suppression leads to an increase in
salivary melatonin; second, melatonin's effect on glucose tolerance depends on its secretion timing; and
third, durations of REM sleep and nocturnal awakenings, appear to play an important role in melatonin
secretion and glucose tolerance, indicating the potential clinical relevance of these findings for type 2
diabetes risk assessment.

Целью исследования было оценить влияние селективной супрессии 3-й стадии сна на толерантность к глюкозе, а также исследовать роль изменений секреции мелатонина в сдвигах глюкозотолерантности после нарушенного сна.
20 мужчин участвовали в двух экспериментах: в основном, с селективной супрессией 3-й стадии, и в контрольном, в котором сон не нарушался. Утром проводился пероральный глюкозотолерантный тест (ГТТ). В каждом эксперименте брались 7 проб слюны для анализа содержания мелатонина.
Эффект подавления 3-й стадии сна зависел от индивидуальной реакции на ГГТ. У 11 человек уже в контрольном эксперименте наблюдалась пониженная глюкозотолерантность, которая еще больше снизилась после супрессии 3-й стадии. У этих субъектов подавление глубокого сна привело к повышению уровня мелатонина в слюне в момент пробуждения. 9 человек отличались высокой глюкозотолерантностью в обоих экспериментах; у них супрессия 3-й стадии вызвала повышение секреции мелатонина в первой половине ночи. Эти две группы различались также по показателям архитектуры сна: лица со сниженной глюкозотолерантностью характеризовались меньшей общей продолжительностью ночного сна и сниженным количеством парадоксального сна; во время ночи с супрессией 3-й стадии они отличались большим количеством 1-й стадии и более длительными ночными пробуждениями. Содержание 3-й стадии было сопоставимым в двух группах в обоих экспериментах.
Таким образом, подавление 3-й стадии сна приводит к повышению концентрации мелатонина в слюне. Эффект мелатонина на глюкозотолерантность зависит от индивидуального профиля секреции этого гормона. Такие индивидуальные особенности архитектуры сна, как длительность парадоксального сна и ночных пробуждений играют важную роль в секреции мелатонина и глюкозотолерантности.
0
Рейтинг
Голосов: 0

Скачать вложения